футбол

Книга Джеймса Милнера: Вступление и юношеские годы — ФК Ливерпуль

Автор: Антон Перепелкин. Дата публикации: .

Вашему вниманию первые главы книги Джеймса Милнера «Спроси футболиста», вышедшей в свет в октябре 2019 года.

Вступление

Считается вполне обычным для книг такого типа начинать с шокирующего откровения. Так что ловите. Меня зовут Джеймс Милнер, и я не Рибена-голик (Ribena — британский безалкогольный фруктовый напиток на основе черной смородины — прим.автора). Я и чай не особо много пью. Могу выпить несколько чашек в неделю, но на самом деле я предпочитаю кофе. И это только цветочки. Я не умею гладить.

Да, я вел двойную жизнь. Кто-то сделал мой пародийный аккаунт в Twitter, выставив меня еще более скучным, чем я есть на самом деле и мне понравилось заигрывать с этим аккаунтом. Когда мы победили Рому и вышли в финал Лиги чемпионов в 2018 году, репортер на поле спросил меня, могу ли я отпраздновать это событие бокалом итальянского красного вина. Поскольку я не пью алкоголь, я пошутил, что могу расслабиться с бутылочкой Рибены. Это была первая мысль, которая пришла мне в голову. И по какой-то причине это «зашло». Однажды мне прислали огромный ящик Рибены прямо на тренировочную базу.

Каждый раз, когда я просматриваю упоминания обо мне в Twitter, то меня всегда спрашивают меня о Рибене (и чае, и глажке). Перед финалом Лиги чемпионов в интернете кто-то нарисовал картинку со мной, мечтающим пролететь над стадионом на гигантской бутылке Рибены с европейским кубком в руках. Подпись к картинке гласила: «Рибена для моих корешей. Выезжаем на рассвете».

Когда я перестаю думать обо всем этом, то порой быть профессиональным футболистом в наше время может быть довольно-таки странным. Странно, что кто-то может создать аккаунт @BoringMilner в мою «честь» и поддерживать его в течение многих лет. Странно, что более полумиллиона людей так забавляются шутками о том, как я занимаюсь домашними делами и пью чай (и я должен признать, что некоторые из них я сам нахожу забавными). Странно, что вскользь сказанная фраза в интервью после матча приводит к тому, что мне присылают огромный ящик Рибены. И уж определенно более чем просто немного странен тот факт, что, когда я заходил в социальные сети, чтобы пригласить фанатов всех клубов задавать мне вопросы для этой книги, то многие из вопросов были о Рибене, чае и глажке.

Книга Джеймса Милнера: Вступление и юношеские годы - ФК Ливерпуль

Итак, приятели с аккаунтами @Collypool, @butterinthecup, @nighters84 и многие другие — боюсь, что отвечу только на один вопрос о Рибене. Да, @KrisMillsKJK и другие, я могу приготовить приличную чашку чая (конечно же йоркширского — и молоко, естественно, буду заливать после заварки), но я не могу дать вам какого-то глубинного совета по этому поводу. @CrispyCollins88, @MrKindle_85 и многие другие, которые спрашивали меня о глажке, мне стыдно сказать, но я об том не имею ни малейшего представления. Я даже не знаю, как включается утюг.

Надеюсь, я могу пролить некоторый свет на то, каково это быть профессиональным футболистом, каково было ворваться в основу Лидса в 2002 году, через шесть месяцев после получения аттестата о среднем образовании. И я могу дать некоторое представление о моем таком разном опыте игры в Ньюкасле, Астон Вилле, Манчестер Сити и теперь уже в Ливерпуле (не забывая о шестиматчевой аренде в Суиндон), а также моими взлетами и, преимущественно, падениями в играх за сборную Англии. Старички, вроде меня, все еще пылят на футбольных полях — передаю привет Джэгсу (Фил Джагелка, игрок Шеффилд Юнайтед) — но из действующих игроков больше никого не осталось, кто бы играл в футбол в Премьер-лиге так долго, как я. Поскольку издателям этой книги удалось убедить меня, что это дает мне довольно редкое понимание того, как игра изменилась за последние 17 лет.

И она действительно изменилась. Я не говорю, что когда я начинал, было средневековье, но тогда можно было часто столкнуться с «олд-скульным» отношением. Даже после моего дебюта в Премьер-лиге в Лидсе, будучи 16-летним парнем из молодежной системы, мне все равно приходилось выполнять всю халтурку на тренировочном поле — чистить ботинки игроков основы, поднимать разбросанные по полу раздевалки их грязные трусы, чистить душевые кабинки. Сейчас это и представить себе немыслимо. В те дни в крупнейших клубах было лишь несколько аналитиков и фитнес-тренеров, но не было такого микроменеджмента в плане производительности, фитнеса и диеты, как сейчас.

Атмосфера в раздевалках тогда была совсем другая — более громкая и намного более дикая с точки зрения стеба, который буквально витал в воздухе. Мобильные телефоны были достаточно распространены, но если бы ты вытащил один из них в раздевалке или в автобусе, то у тебя были бы проблемы. Сейчас, если вы зайдете в раздевалку любого футбольного клуба, то почти все игроки либо разговаривают по телефону, либо слушают музыку в наушниках. Сейчас там намного, намного тише.

В некотором смысле атмосфера царит более расслабленная. С другой стороны, есть ощущение постоянного давления на игроков. В наши дни может показаться, что футбол идет 24/7. И все стало более сложным. Вокруг происходит гораздо больше всего, нежели длящийся 90 минут матч. За первые десять лет моей карьеры внимание со стороны СМИ все усиливалось и росло. А с появлением социальных сетей произошел просто бум в этом плане. Игрокам очень легко поверить в то, что они лучше всех, когда выигрывают, и чувствовать себя бесполезными или неполноценными, когда они проигрывают матч или получают серьезную травму.

В этой книге я попытаюсь рассказать, как проходит рабочая неделя футболиста — что мы едим и как мы готовимся к матчам с технической, тактической, ментальной и физической точек зрения, — и рассказать вам о превратностях судьбы в день матча. Я расскажу о том, как мы пытаемся не дать себе сойти с ума, когда уезжаем на три недели в предсезонный тур. Я отвечу на вопросы о методах выполнения пенальти, разговорах в перерыве матча и разнице между игрой против Лионеля Месси, Уилфрида Заа и Джимми Булларда.

Я также отвечу на ваши вопросы об игре под управлением разных главных тренеров, от Терри Венейблса, Питера Рида и сэра Бобби Робсона до Мартина О’Нила, Фабио Капелло и Юргена Клоппа. Я расскажу вам, каково это делить тренировочную базу и раздевалку с товарищами по команде — от Ли Бойера до Марио Балотелли и Мо Салаха.

Я расскажу вам о первых годах славной эпохи в Манчестер Сити и попытаюсь убедить @dave_bones, что празднование забитого в их ворота гола не сделало меня «крысой». Я дам вам некоторое представление о закулисной работе, которая привела Ливерпуль к успеху в Лиге чемпионов — и последующим празднованиям и, по просьбе @jerry3089, я постараюсь обдумать, какова была бы моя жизнь, если бы я не встретил Дивока Ориги. Я отвечу одному из многочисленных фанатов Лидса, который многозначительно спросил, куда я подамся, когда настанет пора покинуть Ливерпуль. В книге даже будет несколько вопросов от человека, который поднял самый большой трофей в клубном футболе 1 июня 2019 года: от г-на @JHenderson.

Это не автобиография. Весь смысл «Спроси футболиста» заключается в том, что люди могут задать мне любой вопрос, а я, используя собственный опыт, дам вам представление о том, на что же похожа повседневная жизнь футболиста. В основном это ответы на ваши вопросы, но мы и сами придумали несколько своих, которые дадут мне возможность объяснить нечто такое, о чем меня не спрашивали напрямую.

Книга Джеймса Милнера: Вступление и юношеские годы - ФК Ливерпуль

Конечно, вы можете подумать, что я еще более скучный, чем @BoringMilner, но, возможно, именно «скучность» помогла мне работать в Премьер-лиге на протяжении 17 лет (и все еще быть действующим игроком). И, может быть, пытаясь не особо меняться в течение всего этого времени — оставаться все тем же парнем из Лидса, все еще трезвенником, все с той же девушкой и почти что с одинаковой стрижкой — все это дало мне ту легкость размышления об изменениях, которые я видел в игре. Это все та же игра, но она очень, очень отличается от той, играя в которую я впервые начал пинать мяч в Хорсфорте.

Юношеские годы

Как ты начал играть в футбол? @Rampagingorange

Я начал играть в своей школе Вестбрук Лейн. На спортплощадке творился абсолютный беспредел. Там одновременно проходило около десяти различных матчей, мячи летали повсюду, но я, должно быть, довольно прилично играл в том столь юном возрасте, потому что у нас часто были игры, в которых я играл против остальной части моего класса. Затем я поступил в местную команду Вестбрук Джуниорс, но мыслить о том, чтобы стать профессиональным футболистом — так надолго я тогда не задумывался. Я просто играл, потому что мне это нравилось.

Моя первая игра была просто катастрофой. Мне было около восьми лет, я играл за Вестбрук Джуниорс и мы проиграли 16:2. Как можно проиграть 16:2? Ну, просто для каждого из игроков нашей команды это была первая соревновательная игра. Все мы пинали мяч на площадке, но никто из нас ни разу не тренировался. Мы вместе с нашими мамами и папами встретились где-то на парковке в пабе. Один из родителей сказал: «Так, на какой позиции каждый из вас играет?» Никто из нас знать этого не знал. «Кто хочет быть нападающим?» Звучало заманчиво и каждый поднял руку. «Ну да, щас.»

Мы приехали в местечко под названием Колтон, что на другой стороне Лидса, и вышли на поле, которое выглядело больше, чем стадион «Уэмбли». Честно говоря, это скорее всего было полноразмерное поле с полноразмерной разметкой, что является абсолютным безумием, когда тебе меньше девяти лет. И нас отшлепали по полной программе. Я знаю, что забил один из голов и дал результативный пас на второй, но больше я ничего о той игре не помню, кроме ощущения легкого замешательства. Я почти уверен, что мы выиграли только две игры в том сезоне. И это не было хорошим началом моей карьеры.

Когда ты был мальчишкой, чей гол с VHS-кассеты «100 великих голов» ты пытался повторить у себя парке? @bully185

На самом деле, моей любимой записью была «Лидс Юнайтед: 180 голов» и это было именно то, что написано на коробке — 180 голов Лидс Юнайтед с конца 1960-х годов вплоть до 1990 года, так что там были Билли Бремнер, Алан Кларк, Мик Джонс, Питер Лоример и все прочие ребята. Я смотрел эту кассету все время. Моими любимыми были два супер-гола, которые Эдди Грей забил в ворота Бернли: один — эксцентричный переброс вратаря соперника с большого расстояния, а другой — самый безумный дриблинг, который ты когда-либо видел. К тому времени Эдди уже завершил карьеру и мне посчастливилось сыграть под его руководством в Лидсе. Не думаю, что когда-либо говорил ему, что пытался воссоздать его голы.

Я был целиком и полностью повернут на Лидсе. Мои мама и папа брали меня на «Элланд Роуд» с самого раннего детства — я был так мал, что не могу вспомнить, каким был мой первый матч. Мне было всего шесть лет, когда Лидс выиграл чемпионат в 1992 году. Мои воспоминания об этом — мой отец сходит с ума и кружит меня по гостиной, приказывая мне запомнить этот момент, потому что такое может никогда не повториться в моей жизни. Тогда я и понятия не имел, что он имел в виду, но теперь-то я понимаю (хотя и надеюсь, что однажды это случится вновь).

Через пару лет после этого мы получили абонементы на стадион. Места были отличные, по центру между лицевой и линией центра поля и прямо в середине трибуны «Ист Стэнд». Мне все очень нравилось — шум, атмосфера и, очевидно, то, что происходило на поле. Одна игра, которая действительно мне запомнилась, была против Дерби. В начале мы проигрывали 3:0, но в итоге выиграли 4:3, когда Джимми Флойд Хасселбайнк сравнял счет, а затем Ли Бойер на последней минуте забил победный мяч. Тогда я не оценил принципиального соперничества между Лидсом и Дерби — да, оно уходит корнями намного глубже, чем то, что недавно сотворил Марсело Бьелса (Бьелса отправлял человека следить за командой Лэмпарда), но в тот день весь стадион бурлил и буквально стоял на ушах. Это была блестящая игра и там царила невероятная атмосфера.

Мы были на «Уэмбли», когда Лидс в финале Кубка Кока-Колы проиграл Астон Вилле. Мы также были и на матче «Гайзли» (второй по силе клуб Лидса) на «Уэмбли» в финале Трофея Футбольной ассоциации. Мы часто ходили смотреть на Гайзли, и нам это нравилось. Но на самом деле, для меня важнее всего был именно Лидс.

Чье имя у тебя было на футболке когда ты был маленьким?

Кто был первым, вы наверное и не догадаетесь. Это был Тони Дориго. Недавно я сказал об этом Энди Робертсону, а Роббо о нем и не слышал. Имейте в виду, что Роббо ни о ком не слышал, если те не играли за Селтик. Но вернемся к Тони Дориго. Я начинаю задаваться вопросом, было ли у меня какое-то глубоко укоренившееся желание стать паллиативным левым защитником, но, я думаю, что нравился он мне только потому, что был быстрым и действительно хорошим игроком. После этого у меня был Тони Йебоа. Он был моим настоящим героем. Он забил несколько супер-голов — с полулета против Ливерпуля на «Элланд Роуд», а еще громоподобным ударом на выезде против Уимблдона.

Также у меня была майка Ли Бойера. Алан Смит был одним из моих любимчиков, местный парень, который добился того, чего все мы, парни из академии, хотели добиться. Мне очень нравился Джимми Флойд Хасселбайнк, но у меня никогда не было его футболки. В те времена при нанесении надписи на майку надо было платить за каждую букву, именно поэтому мой отец, настоящий йоркширский парень, отвел меня от этого.

В годы твоей молодости кто для тебя был футбольным образцом для подражания? Чей стиль игры ты пытался имитировать, который наиболее соответствовал твоим способностям или росту? @TuelLogan

Я бы не сказал, что у меня был какой-то конкретный образец для подражания или игрок, которому я пытался подражать. Были разные игроки, которые мне нравились, и я, вероятно, пытался взять что-то у каждого из них. Я упоминал Йебоа, Хассельбайнка, Бойера и Смита, но если отставить в сторону игроков Лидса, то я был большим поклонником Алана Ширера, особенно после Евро-96 и Газзы (Пола Гаскойна, игрока Ньюкасла, Тоттенхэма и других английских клубов, а также сборной Англии). Я любил вставать по субботам, чтобы посмотреть, как Газза играет за Лацио в программе Газзетта Футбол Италия.

Субботним утром 4-й канал был великолепен: кабадди (древнейшая и популярная командная игра в Азии, включающая в себя элементы борьбы и пятнашек), затем Трансворлд Спорт, а после — Газзетта. Больше такого утреннего субботнего телевидения не делают.

Как ты подписал контракт с Лидсом? Был ли кто еще заинтересован в твоих услугах?

Первый клуб, который проявил ко мне интерес, был Эвертон. Я мог бы даже подписать с ними контракт, если бы просмотр не был отменен из-за снегопада. Я продолжал играть за Вестбрук Джуниорс и перешел в команду до 12 лет, потому что у них не было команды до 10 или до 11 лет. Я был намного меньше, чем другие дети, но, хотите верьте, хотите — нет, я был очень быстр и не чувствовал себя не в своей тарелке. Я забил много голов, и, должно быть, хорошо справлялся, потому что когда наступил конец сезона, родители ребят из других команд жаловались, что мне нельзя разрешать играть против их ребят, потому что я «слишком молодой». Оглядываясь назад, я не уверен, что это была настоящая причина, по которой они хотели бы, чтобы я перешел в свою возрастную категорию.

Затем я попал в окружную команду, которая называлась Эйрдэйл энд Ворфдэйл, а для нас просто «Эйр энд Ворф. Я отыграл матч за эту команду в Кросби и мне потом сказали, что скаут из Эвертона наблюдал за мной и хочет, чтобы я приехал к ним на просмотр. Тогда впервые для себя я допустил возможность о том, чтобы стать футболистом, но затем просмотровую игру отменили из-за снега. Мы продолжали ждать когда нам перезвонят, но никто так и не позвонил, поэтому я подумал, что мой шанс как пришел, так и ушел.

Затем, ближе к концу сезона, меня пригласили на просмотр в Лидс. Я хорошо играл за команду округа. Я пришел в клуб, мне дали футбольную форму Лидса, и я сыграл в том матче. Это было потрясающе. Я только начал набирать ход, как меня тут же заменили. Я подумал: «Что я сделал не так?». Мой папа считает, что они просто хотели дать отдохнуть крайнему защитнику команды соперника.

Меня пригласили еще раз и я снова пришел в обычной одежде, думая, что мне дадут еще один комплект формы для игры, но мне сказали: «Не-а, ты должен был принести свою форму». И вот, проводя свою первую полноценную тренировку в Лидсе, я должен был играть в непонятном винегрете из разной экипировки. Сейчас за подобное я бы я набросился на игрока своей команды в Ливерпуле. За тренировку в неправильной экипировке ты получаешь огромный штраф. К счастью, в Лидсе ничего хуже пары странных взглядов я не получил.

Закончилось все тем, что я подписал юниорский контракт с Лидсом. Мало того, когда мне было 12 лет, мне сказали, что я получу четырехлетний контракт, как только наступит мой шестнадцатый день рождения. Мы играли против остальных команд до 12 лет со всего севера страны — Ливерпуля, Манчестер Юнайтед и т. д. — и все вдруг стало очень серьезным. До этого я серьезно играл в крикет и бегал много кроссов, но тогда я дошел до того, что полностью сконцентрировался на попытках пройти во взрослую команду Лидса.

Расскажи о том, что делали твои родители, чтобы ты стал таким успешным футболистом? @el_guapo_blanco

На каждом шагу футбольного пути мои родители были великолепны. Я знаю, что многие игроки не имели такой роскоши, росли со своими родителями в разных частях света или даже Великобритании, но мои родители всегда следили за тем, чтобы у меня были бутсы и они всюду меня возили — а ведь я это и не особо ценил тогда. Когда я учился в академии Лидса, мой папа по вечерам спешил домой с работы, а затем отвозил меня на тренировку в Торп Арк, находящийся в получасе езды, смотрел за моими тренировками, а затем отвозил меня домой. Моя мама всегда приходила на мои школьные матчи.

Я припоминаю одну игру: матч проходил под ужасным градом, а мама стояла на холме под непрекращающимися ударами снежных горошин и смотрела как я играл. Опять же, это одна из тех вещей, которые тогда воспринимались мною как должное, но становясь старше, ты начинаешь их ценить гораздо больше.

Я провел много времени в машине с моим отцом и мы разговаривали о матче, о том, как у меня дела и так далее. Он хвалил меня, когда я играл хорошо, но он также знал, как меня подстегнуть. Один из моих тренеров, Колин Моррис, сказал, что если я в конце концов не буду играть за сборную Англии, то он съест свою шляпу. Было настоящим безумием слышать, как тренер говорит что-то подобное обо мне, но мой папа всегда хотел, чтобы я не слетал с катушек и твердо стоял на земле. Он постоянно говорил, что мне нужно продолжать совершенствоваться. Он говорил, что все, что я могу делать правой ногой, мне нужно уметь делать и левой.

Я провел очень много времени, работая над своей левой ногой. Я всегда буду в первую очередь правоногим футболистом, но сейчас я чувствую себя комфортно и слева, что сделало меня намного более лучшим игроком, способным сыграть на нескольких позициях. Многое из этого случилось благодаря именно моему отцу. Со стороны это могло звучать как обычный совет, но я всегда чувствовал, что это стимулирует меня. Если говорить о хороших стандартах поведения, то я бы сказал, что именно мой папа вбил это в меня. Он всегда настаивал на том, чтобы я делал уроки, чистил ботинки и все такое, и он знал, как меня мотивировать.

Иногда он говорил, что я недостаточно упорный. У меня были действительно талантливые товарищи по команде в академии Лидса. Один из них, парень по имени Иан Дуглас, обладал удивительной техникой. Он был маленьким, но типа Адама Лалланы и он мог чеканить мячом целый день и все такое прочее. Мой отец использовал Иана в качестве примера, чтобы мотивировать меня. Если я смотрел телевизор, то он говорил: «Как ты думаешь, Иан Дуглас сейчас смотрит телевизор? Нет, он тренируется». И я выходил на улицу в ярости, пиная мячом по гаражу. Но все время, потраченное мною на тренировки, сделало меня более хорошим игроком. Мой папа не гаденько поддевал меня или что-то в этом роде. Он просто знал, как меня подхлестнуть.

Кто был лучшим игроком, с которым или против которого ты играл на молодежном уровне?

У Эвертона была действительно хорошая команда. Их звездный игрок был коренастым центральным нападающим, который был невероятно талантлив и он был также одним из самых атлетичных игроков, которых я когда-либо видел. Должно быть, мы играли в возрасте до 12 лет, когда он неприятно столкнулся с нашим центр-хавом, получившим ужасную глубокую рану на ноге. Для нас, 11 или 12-леток, зрелище было отвратительным. В том столкновении не было его вины, но мы всегда помнили этого парня из Эвертона и, поскольку он был так хорош, нам показалось странным, что, когда мы играли с ними в следующем году и через год, что его нигде не было видно. Оказалось, что он уже играл в возрасте до 16 лет. Да, вы уже догадались. Это был Уэйн Руни.

Еще одним таким игроком был Люк Мур, который начал играть за Астон Виллу и Вест Бром. Когда меня вызвали в сборную Англии до 15 и до 16 лет, Люк был звездой той команды. Он был действительно талантлив и много забивал на молодежном уровне. Он уже заключил контракт с Nike в 15 лет, что для меня было просто невероятно. Также в той команде был Том Хаддлстоун, который доигрался до сборной Англии. Он был одним из самых молодых в команде, но уже тогда был огромен и его пасы были просто отличными, ладно-ладно — шучу. Он мог обработать прыгающий мяч и первым же касанием с любой ноги с 30 метров идеально ударить скользящим по земле ударом в любой из углов ворот.

Капитаном был Стивен Тэйлор, который позже был моим напарником в Ньюкасле. Там были Том Хитон, Джейми О’Хара, Грант Лидбиттер и Дин Боудитч, а также Аарон Леннон, который играл за команду годом младше в Лидсе. Я не был постоянным игроком основы той команды. Когда мы играли на кубок Виктори Шилд (ежегодный футбольный турнир, в котором принимают участие команды до 16 лет из Шотландии, Ирландии, Северной Ирландии и Уэльса), я вышел на последние 15 минут матча против сборной Северной Ирландии на стадионе команды Рашден энд Даймондс. Я не сыграл во второй игре против Уэльса.

А первый раз в стартовом составе я вышел в игре против Шотландии в Инвернессе. Я впервые столкнулся с враждебно настроенными болельщиками вдали от дома. Они кричали «бууу» во время исполнения национального гимна — и это на уровне команд до 16 лет! Думается мне, что в толпе был семилетний Энди Робертсон, который все это «бууу» и начал.

Каким ты был в школе? Был ли ты любимчиком учителей или полностью отвлечен футболом?

Я бы не сказал, что футбол отвлекал меня. Мне бы просто не позволили этого. Мои родители всегда говорили, что мне нельзя играть в футбол, пока я не выполню домашнюю работу. Я тренировался с Лидсом в Торп Арк два или три раза в неделю, но мне все еще приходилось находить время для того, чтобы делать домашнее задание.

Я неплохо справился со своими выпускными экзаменами. Я получил что-то вроде одной тройки, одной четверки, шести или семи пятерок и пять с плюсом. Пять с плюсом была по физкультуре, что, вероятно, не так уж и удивительно. Мне очень нравилась информатика. У меня все было хорошо в немецком языке — достаточно хорошо, чтобы получить пятерку.

Я даже кое-что помню из школьной программы, но не думаю, что попробую использовать его при разговоре с главным тренером. Во всяком случае, если только мне не придется спросить у него дорогу на Bahnhof (нем. вокзал) или Kino (нем. кино). Хуже всего мне давался английский. На мой взгляд, было слишком много сочинений. Я всегда старался откладывать его до последней минуты. Я не уверен, что могу винить в этом то, что меня отвлекал футбол. Тут скорее больше был виноват подростковый возраст.

На что было похоже твое обучение в Лидсе?

Я начал заниматься в Лидсе тем же летом, когда и сдавал экзамены на получение общего аттестата о среднем образовании. Все ребята из СОМ (Схема Обучения Молодежи в английской системе обучения) жили на тренировочной базе всю неделю. Местные ребята шли домой на выходные. Мы должны были выполнять любую халтурку на тренировочной базе — чистить у всех бутсы, накачивать мячи, чистить душ, подметать раздевалку и т. д. — все то, что молодым игрокам в наши дни не разрешено делать, потому что это считается унизительным.

Нам пришлось очень быстро взрослеть. Но тот год обучения был немного отличным для меня — начав тренироваться с остальной частью моей возрастной группы в возрасте до 17 лет, меня затем отправили в Шотландию на предсезонный сбор с командой до 19 лет. А после всего лишь одной игры меня отправили домой. Один из тренеров сказал мне: «Это потому, что в этом году ты будешь много играть в футбол». Кажется, что в этом не было никакой логики. Я думал, что я сделал что-то не так.

Короче говоря, я начал тренироваться с резервным составом, а затем Терри Венейблс отправил меня на тренировку с первой командой. Я тренировался вместе с Ли Бойером, Гарри Кьюэллом, Аланом Смитом, всеми этими великими игроками, которых я боготворил и думал: «Я не могу поверить, что я пасуюсь в квадрате с этими парнями». Такой скачок от молодежной команды до резервной команды и потом до первой команды произошел так быстро, просто фантастика. Тренировка была намного быстрее и интенсивнее. Я был в хорошей форме, но уже через пять минут начал задыхаться. Это был огромный шаг вперед для 16-летнего парня, который только начал свое обучение в СОМ, но мне удалось привыкнуть к этому.

Примерно в то же время Уэйн Руни ворвался в команду Эвертона и забил невероятный победный гол на последней минуте против Арсенала, за пять дней до своего 17-го дня рождения. Спустя две недели Эвертон играл на «Элланд Роуд» и Уазза (прозвище Уэйна Руни, в честь Пола «Газзы» Гаскойна) вышел со скамейки и забил блестящий гол в ворота, находящиеся напротив болельщиков соперника. Я помню, что подумал тогда: «Ух ты. Он прям делает это. Отлично справляется. Хотел бы я быть на его месте». Я только начал тренироваться с первой командой Лидс» и фактически я был в команде на ту игру — не официальной команде, но у нас было пять запасных, а я был 17-м футболистом на случай, если кто-нибудь получит травму. Один из тренеров повернулся ко мне в конце игры и сказал: «Ты отчаянно пытаешься сделать то же, что и он, не так ли? Знаешь, ты не так далек от этого».

Через уик-энд я уже был в составе команды Премьер-лиги на выездной игре против Вест Хэма. Я впервые был на выезде с первой командой и на этот раз я сидел на скамейке запасных. Я чертовски нервничал. Мы плохо начали сезон и шли в нижней части таблицы, поэтому я подумал, что единственный возможный способ для меня выйти на поле — это либо выигрывать с комфортным счетом или проигрывать так сильно, когда нечего терять. К перерыву мы вели 4:1 и я подумал: «У меня есть реальный шанс выйти на поле». Затем они отыграли и счет стал 4:2 («Вероятно, уже не получится»), а затем 4:3 («Уже точно, не получится») и, хотя матч был невероятно неистовым и напряженным, я, вероятно, начал немного расслабляться на скамейке, думая, что мои услуги не понадобятся.

А потом, когда мы удерживали свои 4:3 за шесть минут до конца матча, Терри Венейблс сказал мне, что я выхожу вместо Джейсона Уилкокса — шаг, оглядываясь назад, был явным признаком невероятно смелого тренера. Я снял тренировочный костюм и вышел на поле, дебютируя в Премьер-лиге на «Аптон Парк». Я уверен, что ни один из игроков Вест Хэма — таких как Дэвид Джеймс, Майкл Кэррик, Джо Коул, Джермейн Дефо и Паоло ди Канио — не имели ни малейшего понятия, кем я был. Я даже не уверен, что некоторые из моих товарищей по команде знали, кто я такой. Мой папа, сидевший на выездной трибуне, сказал, что даже фанаты Лидса говорили: «Кто, черт возьми, этот паренек? Похоже, что он должен быть в школе», а ведь я несколько месяцев назад именно там и был.

Я только вышел, когда Ли Бойер отпасовал мяч мне, чтобы пораньше дать почувствовать мне мяч и успокоить меня. Я попытался отпасовать ему обратно в касание и, о боже, мяч попал прямо к Ди Канио в 35 метрах от ворот. Ди Канио обработал его, выскочил вперед и выстрелил — мяч просвистел чуть выше перекладины. Я вздохнул с облегчением и остальная часть игры прошла без происшествий — нам удалось удержаться за столь необходимую победу. После этого в душе Ли Бойер сказал мне: «Черт побери, Господи! Ты что, сделал ставку на 4:4 или как?». Но потом игроки относились ко мне великолепно.

Как и Терри Венейблс. В Лидсе у него были далеко не лучшие времена, но для того, чтобы выпустить такого молодого игрока при таких обстоятельствах, нужно иметь железные яйца. Эдди Грей тоже очень хорошо относился ко мне. Тем не менее, мне все еще приходилось собирать грязные трусы и носки всех игроков с пола раздевалки. Добро пожаловать в мир большого успеха, а?

Как ты себя чувствовал, превращаясь из никому неизвестного 16-летнего паренька к футболисту, чье имя было во всех заголовках на последних страницах всех газет (именно там печатались новости спорта) в самого молодого бомбардира эпохи Премьер-лиги, забив гол в Сандерленде? Пол Хэнди

Это было безумие. Вспоминая, я все еще думаю, что это было безумием. В течение следующих четырех или пяти недель я выходил на поле еще несколько раз, но Терри Венейблс, Эдди Грей и старшие игроки очень хорошо помогали мне сохранять спокойствие. Мое имя едва упоминалось в средствах массовой информации и меня это полностью устраивало. Это было полной противоположностью тому, что Уазза получал в Эвертоне. И я не завидовал ему в этом.

На Рождество я вместе с первой командой отправился в Сандерленд для игры в Боксинг Дэй. До моего 17-летия оставалась неделя, но я сыграл несколько игр и не чувствовал себя таким нервным, как в игре против Вест Хэма. На этот раз шанс выйти на поле мне выпал рано, я заменил Алана Смита еще в первой тайме, сразу после того, как Сандерленд повел в счете. У меня было больше времени, чтобы войти в игру. Я располагался справа в полузащите и мы додавив соперника, сравняли счет. Я помню, как побежал к ближней штанге, когда Джейсон Уилкокс низко прострелил вдоль ворот. Я в полуподкате забил гол и побежал праздновать перед фанатами Лидса. Я не знаю, как описать свои эмоции в том моменте. Это было обалденное чувство. Обалденное.

После этого мне сказали, что я побил рекорд Уаззы на пять дней и стал самым молодым бомбардиром Премьер-лиги — 16 лет и 356 дней. Трудно такое поместить в голову. Сейчас думать об этом просто странно. Я видел запись этого гола не так давно, и моя жена Эми сказала, что я выгляжу, как будто мне было 12 лет. Я бы сказал, что выглядел больше как 11-летка, учитывая, насколько огромно и мешковато выглядела на мне футболка.

А ведь стало еще хлеще. Через два дня я снова забил, на этот раз дома в ворота Челси. Люди всегда говорят о моем голе Сандерленду, но гол Челси значил для меня больше, потому что это было на «Элланд Роуд», в большой игре, перед нашими болельщиками. А также потому, что это был действительно хороший гол. Я ушел от Марселя Десайи и закрутил мяч мимо вратаря прямо с границы штрафной площади. Мой папа говорит, что на трибунах все сходили с ума. Каждый фанат любит видеть голы своей команды, но забитый мяч еще краше, если это делает местный парень.

После этого на стадионе возле выхода для игроков люди просили у меня автограф. А потом мои мама и папа приехали и отвезли меня домой. Мы пришли домой и снова посмотрели эту игру в рубрике «Матч дня» и в этот момент мой телефон начал издавать звуки «пинг, пинг, пинг, пинг». Мне было еще 16 лет и я только что закончил школу, я по-прежнему зарабатывал 70 фунтов в неделю по программе СОМ и я неожиданно стал играть в Премьер-лиге и забивать голы. Оглядываясь назад, это кажется просто обалденным.

Телефон не переставал звонить. Номер моих родителей был в телефонной книге и кто угодно мог разыскать нас. Журналисты звонили и стучали в дверь, надеясь на интервью, которое я не собирался давать и были агенты, которые пытались представлять меня. Несколько человек пришли в крикетный клуб через дорогу и спросили, живет ли где-нибудь поблизости Джеймс Милнер. «Джеймс Милнер? Нет, никогда о таком не слышали». Если бы они были чуть повнимательнее, то они бы заметили несколько фотографий со мной в команде по крикету.

Через несколько дней, в мой 17-й день рождения, у нас была игра в Кубке Англии в Сканторпе. Фанаты Лидса, стоящие за воротами, пели «С днем рождения», что было довольно сюрреалистично. После игры в раздевалке я надевал свой тренировочный костюм, когда внезапно… «Погоди-ка, что здесь происходит?». Мой тренировочный костюм и мои кроссовки все были изрезаны старшими игроками. Как бы странно это ни звучало, но я почувствовал себя более принятым ими. Но было очень неловко. Администратор по экипировке не дал бы мне другого комплекта, потому что тоже был с ними в сговоре, и выбранное для подобных шуток время было просто ужасное, так как я забил гол на этой неделе и все о том только и шумели.

Я должен был пройти туда и обратно из раздевалки к автобусу примерно раз пять, потому что, был молодым игроком и должен был помогать администратору с трусами и формой. Я вышел в коридор и все боллбои Сканторпа уставились на меня, словно говоря: «Посмотри, как он выглядит». Когда я вышел, рядом с автобусом стояла толпа. На той неделе я был на слуху и во всех заголовках, но люди действительно не видели меня раньше, поэтому они смотрели на меня, словно говоря: «Неужели этот оборвыш — парень, что только что забил два гола в Премьер-лиге? Что вообще происходит?».

Это был бы справедливый вопрос.

Запись предоставлена блогом сайта sports.ru «Живи красным!».


Source link

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close
Close