футбол

Основы успеха Ливерпуля: Майкл Эдвардс — ФК Ливерпуль

Автор: Алексей Краснов. Дата публикации: .

Огромный материал от The Athletic о спортивном директоре мерсисайдцев.

Возможно, повествование о Майкле Эдвардсе стоит начать с истории от Харри Реднаппа, в которой он рассказывает о цепочке событий, которая привела Эдвардса от учителя информатики из Питерборо на влиятельную должность в клубе-«чемпионе всего».

В нулевых годах Харри Реднапп тренировал Портсмут, и Эдвардс (или, как его прозвали, «Эдди») работал в его штабе. Спустя десять лет Реднаппу снова понадобилась помощь Эдвардса.

«Я встретил одного человека, которому оставалось жить несколько недель, — вспоминает Реднапп. — Бедняге было немного за сорок. Он был женат всего пару лет и знал, что скоро умрёт. Мне сказали, что он хочет увидеть меня и что он помешан на футболе. В воскресенье я приехал к ним домой и провёл пару часов с ним, его женой и родственниками. Сильный, невероятный парень. Он сказал, что мечтает побывать в Ливерпуле».

«Я позвонил Эдвардсу, и он сразу сказал, что это не будет проблемой. Я организовал машину с водителем, всё остальное сделал Эдди. Он даже не думал сослаться на занятость или что-то ещё».

«Эдвардс всё устроил и организовал целый день. Мы должны помнить, что находимся в таком положении, что можем повлиять на жизнь человека. Эдди познакомил его с Кенни Далглишем и Юргеном Клоппом. Грустно, но парень умер где-то через месяц. Но тот день стал лучшим в его жизни».

Конечно, всё это делалось непублично. У Эдвардса и Ливерпуля есть понимание, что в вопросах, касающихся медиа, всех надо держать на некотором отдалении. Эдвардс — спортивный директор Ливерпуля, называвший Клоппа идеальным менеджером. Именно Эдвардс отвечал за трансферы, например, Мохаммеда Салаха, Роберто Фирмино, Садио Мане, Алиссона и Вирджила ван Дейка.

С этими игроками Ливерпуль прервал тридцатилетнее ожидание чемпионства и стал лучшей командой Англии, Европы и мира.

Эдвардс — выпускник университета Шеффилда. Именно он убедил клуб в том, что Эндрю Робертсон из Халла способен раскрыться в команде более высокого уровня и стать одним из лучших левых защитников в мире. Парадокс, но у Эдвардса даже нет странички в Википедии. По запросу его фамилии и имени вы, скорее всего, найдёте экс-защитника клуба Ноттс Каунти.

Эдвардс — настолько непубличная персона, что долгое время у медиа была всего одна его фотография, сделанная во время благотворительного полумарафона в Манчестере. Кстати, Юрген Клопп пожертвовал там пять тысяч фунтов. Приходя на должность в Ливерпуль, Эдвардс беспокоился, что может стать более известным. Однако он до сих пор может ходить по окрестностям «Энфилда», и его никто не узнает.

Основы успеха Ливерпуля: Майкл Эдвардс - ФК Ливерпуль

«Он не подходит под стереотипы футбольного директора. Он их ломает. Вы не увидите его в деловом костюме, он не обладает пробивным характером. Тихий, безобидный парень с колючими волосами. И не подумаешь, что он добивается высоких целей», — говорит Реднапп.

Однако другие отзываются об Эдвардсе как о яростном, умном и целеустремлённом человеке, имеющем достаточно безжалостности, которая иногда требуется в мире большого футбола.

В 2013 году Эдвардс был одним из трёх сотрудников Ливерпуля, кого заподозрили во взломе скаутинговых систем Манчестер Сити. В итоге «Красные» предложили «Горожанам» миллион фунтов для урегулирования ситуации и соглашение о недопущении дальнейшего использования информации. Однако отношения между управляющими органами этих клубов до сих пор остаются натянутыми.

Не то чтобы этот случай сильно беспокоил Эдвардса, когда он с другими сотрудниками скаутского отдела Ливерпуля собрались дома и смотрели, как Манчестер Сити проиграл Челси и математически уступил титул.

Эдвардс играл в молодёжной команде Питерборо Юнайтед, но успехов не имел. В восемнадцать лет он решил стать учителем и потом работал в местной школе. Эдвардс — сын водителя грузовика, он вырос в Фэйрхэме, между Саутгемптоном и Портсмутом и всегда любил цифры и статистику. В одном заголовке его даже прозвали компьютерным гуру.

После финального свистка на «Стэмфорд Бридж», оформившего титул для Ливерпуля, председатель мерсисайдского клуба Том Вернер потянулся к телефону, чтобы поздравить ответственных людей. Первым, кому он написал, был не Клопп, а Эдвардс.

Пока Юрген Клопп улыбался, открывая шампанское, а телефон Кенни Далглиша разрывался от сообщений, кто-то мог вспомнить, что в 2015 году Ливерпуль всерьёз рассматривал приглашение не Клоппа, а Эдди Хау. Третьим кандидатом тогда был Карло Анчелотти. Эдвардс занимал должность технического директора и решал, кто же придёт на место Брендана Роджерса.

Анчелотти, который сейчас работает с Эвертоном, проходил по всем показателям. Его цифры в Ювентусе, Милане, Реале и Челси устраивали всех. Главным препятствием были трансферные запросы итальянца. Разработанная Эдвардсом и клубными аналитиками система подбора игроков уделяла меньше внимания трансферным решениям тренера в первый год работы.

Эдвардс полагал, что в первый год работы у тренера не должно было быть решающего слова, но со второго года и далее его роль бы возрастала. Анчелотти хотел опытных игроков, и это противоречило господствующему в Ливерпуле подходу. Эдвардс хотел футболистов не старше 26 лет, близких к пику, чтобы через три-четыре года они ещё имели ценность для перепродажи.

Хау же обладал репутацией тренера, развивающего молодых игроков и играющего в привлекательный футбол. Сейчас этот специалист, конечно, уже не котируется так высоко, но на тот момент ему пророчили место в топ-клубе или в сборной Англии.

В начале нулевых Хау играл в Портсмуте, а Эдвардс работал там. Дружба с Эдвардсом не помогла Хау попасть на пост тренера Ливерпуля — в мерсисайдском клубе никогда не позволяли сентиментальности влиять на принятие стратегических решений.

У Хау не было опыта в Лиге чемпионов, а Клопп подходил и по опыту, и по трансферным аппетитам, и по игровому стилю. Эдвардс связался с Fenway Sports Group и предложил кандидатуру Клоппа. Пожалуй, лучше всего результаты работы Эдвардса можно увидеть, сравнив состав Ливерпуля в первом матче Клоппа (нулевая ничья с Тоттенхэмом) и состав, который получит чемпионский коридор от Манчестер Сити.

Тогда на поле вышли Миньоле, Клайн, Сако, Шкртел, Морено, Лукас Лейва, Джан, Милнер, Лаллана, Коутиньо и Ориги. В запасе остались Богдан, Туре, Синклейр, Тейшейра, Рэндалл, Айб и Аллен, который так и не оправдал прозвище «валлийского Хави», данное Роджерсом.

Основы успеха Ливерпуля: Майкл Эдвардс - ФК Ливерпуль

Эдвардс помог Клоппу создать полностью новую команду, но прежде он должен был завоевать доверие тренера и установить взаимопонимание. «У нас очень хорошие отношения. Это вдумчивый человек. Мы не всегда имеем одинаковое мнение в начале разговора, но по итогу приходим к общему или схожим позициям», — говорил Клопп.

Например, Эдвардс призывал клуб подписал Салаха и убедил Клоппа, что не стоит принимать во внимание неудачу египтянина в Челси. Клопп хотел Юлиана Брандта из Байера, но Эдвардс настоял на кандидатуре Салаха. Клопп послушал и доверился Эдвардсу. Однако больше Эдвардс прославился даже не входящими трансферами, а исходящими.

142 миллиона фунтов за Коутиньо — рекордная сумма, но были и другие удачные сделки по продаже далеко не основных игроков. Так, Борнмут заплатил за Джордона Айба и Брэда Смита 21 миллион, Халл отдал за Кевина Стюарта восемь, Лестер заплатил 12,5 за Дэнни Уорда.

Мамаду Сако перешёл в Кристал Пэлас за 26 миллионов, и когда в прошлом туре команды встретились на «Энфилде», именно на Сако замыкались прессинг-ловушки Ливерпуля как на наиболее неуверенном на мяче защитнике.

В Мелвуде кабинет Эдвардса находится на втором этаже, его дверь всегда открыта. Она прямо напротив двери Юргена Клопп и рядом с большим плакатом Class of Melwood, на котором клубное фото всех сотрудников от охранников комплекса и кухонных работников до игроков основного состава.

Эдвардса уважают коллеги по профессии из других клубов. Один из них называет Эдвардса «самым выразительным и красноречивым» на встречах технических директоров клубов Премьер-лиги, которые проводятся раз в полтора месяца.

«Он очень хорош в своей работе. У него всегда есть ясная позиция, которую он аргументирует. Он всегда совершает сильные сделки с финансовой точки зрения, когда, казалось бы, нереально найти золотую середину», — говорит неназванный спортивный директор одного из клубов лиги.

Клопп старше Эдвардса на 12 лет, и один из общих коллег описывает их как «родственные души». Они часто ходят друг к другу в кабинеты, обмениваются мнениями, спорят. Также они в перерывах часто играю в падел-теннис – игру, на которую оба «подсели» во время тренировочного лагеря в Тенерифе. По указанию Клоппа в Мелвуде даже построили специальный корт для этой игры, такой же будет и на новой базе в Киркби.

В прошлом году Эдвардс с тремя коллегами пробежал лондонский марафон, сборы от которого были направлены в благотворительный фонд по борьбе с раком простаты. Все они бежали в майках с номером 19 — в честь 2019 года, а не в ожидании 19-то титула.

Президент FSG Майк Гордон пожертвовал 5500 фунтов, Том Вернер 5000, сам Эдвардс 3000. Пожертвованиями также отметились известный агент Жорже Мендеш, агент Салаха Рами Аббас, игроки Ливерпуля Джордан Хендерсон, Трент Александер-Арнольд, Эндрю Робертсон, Дэниел Старридж.

Прошлый тренер Ливерпуля Брендан Роджерс видел в Эдвардсе, скорее, угрозу своему авторитету. Тогда в клубе ещё функционировал специальный трансферный комитет. Роджерс был недоволен этим органом, и вокруг скаутинга клуба постоянно были споры.

На самом деле, подобное есть почти в каждом большом клубе, где понимают, что главный тренер слишком занят, чтобы лично отсматривать игроков в других чемпионатах и вести переговоры, которые могут длиться месяцами. Эдвардс входил в трансферный комитет вместе с Ианом Эйром, аналитиками, одним из тренеров основной команды и человеком из коммерческого отдела.

«Это группа, которая должна обеспечить, чтобы сделка сработала для всех сторон, а не так, чтобы чей-то друг, работающий агентом, предлагал своего клиента», — рассказывает один из сотрудников, осведомлённый о работе комитета.

У Роджерса было право вето, и тогда он вполне мог ставить под сомнения знания Эдвардса. Трансферы Яго Аспаса, Луиса Альберто и Тьяго Илори имели минимальный эффект для клуба. 20-миллионный переход Лазара Марковича стал самым дорогим провалом того времени.

Основы успеха Ливерпуля: Майкл Эдвардс - ФК Ливерпуль

Эдвардс пытался выработать в клубе более современный метод мышления. Ливерпуль мыслил старыми шаблонами, и подход Эдвардса, естественно встречал сопротивление.

Несколько скаутов были вынуждены уйти из клуба. Мел Джонсон, талантливый специалист, порекомендовавший Джордана Хендерсона, в одном из интервью рассказал, что Ливерпуль упустил Деле Алли из-за того, что все решения принимались на основании компьютера и статистики.

«В футбол играют не на компьютере, — жаловался Джонсон. — Эти IT-ребята приходят в футбольные клубы сразу после университета несмотря на то что у них вообще нет никакой футбольной базы».

Соратники Эдвардса говорят, что он был готов к такому повороту событий. «У Майкла нельзя быть закрытым. Но это не война между новым и старым. Сила Ливерпуля в том, что они идут в ногу со временем и новыми технологиями, но и не забывают про традиционный скаутинг. Они по-прежнему отправляют скаутов на матчи. Он нашли золотую середину», — говорит один из сотрудников.

Роджерсу было трудно довериться Эдвардсу, но он не говорил об этом прямо, хотя специально и не скрывал. В конце концов Роджерса уволили, и он, наверное, понимает, что недооценил Эдвардса, особенно если вспомнить 29-миллионный трансфер Роберто Фирмино из Хоффенхайма.

Роджерс не горел желанием подписывать бразильца, но Эдвардс и скауты были уверены, что Фирмино идеально подойдёт Ливерпулю. Главный скаут Барри Хантер заметил, что за два сезона в Германии Фирмино поучаствовал в 45 голах, это второй показатель среди бразильских игроков после Неймара. Роджерс не верил и сначала ставил Фирмино на правый фланг.

Всё окончательно вышло из-под контроля, когда Роджерс решил рискнуть и пригласил Марио Балотелли, игрока, которого Жозе Моуриньо называл «неуправляемым». За неделю до старта сезона ушёл Луис Суарес. Балотелли был доступен для приобретения, Самюэль Это’о тоже. Лоик Реми не прошёл медобследование, и Ливерпуль отказался от его трансфера.

«Роджерс иногда пользовался правом вето. В случае с Балотелли клуб сказал: «Окей, ладно». Роджерс настоял на этой покупке. Мало в каких трансферах Роджерс был уверен на все сто и требовал довериться ему как тренеру», — говорит человек, знакомый с ситуацией.

«Ему сказали: «Хорошо, но в нашей модели мы принимаем коллективные решения и несём за них коллективную ответственность, если что-то пойдёт неудачно. Если вы один хотите принять это решение, то отвечать будете единолично». Роджерс согласился. Следующий сезон пошёл не слишком успешно, и его уволили».

«Есть информация от надёжных источников, что если бы ответственность лежала не только на Роджерсе, то он бы остался».

Когда бывшего тренера Питерборо Барри Фрая просят вспомнить что-нибудь об Эдвардсе, ему приходится извиняться.

«Стыдно, но мне нечего ответить. Я работаю в клубе 25-й год и вообще не помню его», — говорит Фрай, который сейчас является спортивным директором Питерборо.

Сначала Эдвардс играл в Академии Саутгемптона, а потом перешёл в молодёжную систему Питерборо.

«Не самый талантливый, но трудолюбивый парень. Ему было место в составе, и он выжимал максимум из своих способностей. Он не стал бы звездой, но был просто надёжным игроком. Умный парень с головой на плечах, обо многом он говорил слишком по-взрослому для своего возраста», — вспоминает бывший одноклубник.

Эдвардс играл справа в защите, но иногда появлялся и в центре полузащиты.

«Рядом с Питерборо было два колледжа. Те из нас, кто был не особо талантлив, пошли в Хантингдон. Майкл же раз в неделю посещал Кембридж, где общался с умными людьми. С академической точки зрения, он был способным. И игру понимал хорошо», — вспоминает другой одноклубник.

В итоге Эдвардс ушёл из Питерборо, так и не сыграв ни одного матча за основную команду. Ему пришлось строить новую карьеру. Он вернулся в колледж, а потом поступил в университет, где получил специальность по бизнес-менеджменту и информатике. Эдвардс вернулся в Питерборо, где начал преподавательскую деятельность, но коллеги замечали, что он скучает по футболу и недостаточно погружён в профессию.

Всё изменилось в 2003-м. Тогда Портсмут заключил контракт с компанией Prozone, поставлявшей статистические данные в футболе. Другие клубы тоже начали работать со статистикой, а один из одноклубников Эдвардса по Питерборо, Саймон Уилсон работал в аналитическом отделе Саутгемптона.

«Я сказал Саймону, что мы выиграли контракт с Портсмутом и нам нужен аналитик. Он предложил несколько фамилий, но особо выделил одного парня, который не очень доволен своей нынешней работой», — вспоминает Барри Макнил, работавший тогда менеджером в Prozone.

Эдвардсу тогда было немногим больше двадцати.

«Он работал преподавал информатику и мотивации к этой работе почти не имел. Мы поговорили, я объяснил систему Prozone, показал технологию. Через месяц он был в Портсмуте», — рассказывает Макнил.

Хоть Эдвардсу и не нравилось преподавать, Макнил подумал, что это закалило его для футбольного дела: «Первые несколько лет преподавания обычно очень трудные. Нужен сильный внутренний стержень».

В те годы статистические данные были относительно новой вещью в футболе, и далеко не все ими пользовались.

Основы успеха Ливерпуля: Майкл Эдвардс - ФК Ливерпуль

Ассистент Харри Реднаппа Джим Смит

Ассистент Реднаппа в Портсмуте Джим Смит убедил его попробовать Prozone. Сам Смит первым из тренеров пробовал эту систему, когда работал в Дерби Каунти. Потом Стив Макларен, помощник Смита, привнёс её в Манчестер Юнайтед. Сэм Эллардайс использовал её в Болтоне. А после появления информации, что Сэр Алекс Фергюсон тоже пользуется ей, другие клубы стали активно внедрять статистические данные.

«После поражения Портсмута от Болтона Сэм Эллардайс говорил Реднаппу: «Что за ерундой ты занимаешься? Почему ты не пользуешься этой системой? Она стоит как самый дешевый игрок из твоей команды», — вспоминает Макнил.

Реднаппу, однако, понадобилось время, чтобы прийти к использованию статистики.

«История того, как Эдди попал к Реднаппу ходит на уровне фольклора в среде аналитиков. Реднапп спрашивал его: «Твой компьютер предсказывает нам победу?». Эдди отвечал: «Да, довольно легкую». В итоге они проиграли, и Реднапп сказал: «Ну вот пусть в следующий раз твой компьютер и играет». Не знаю, так ли всё было на самом деле, но мы часто пересказываем эту историю», — говорит один из бывших соратников Эдвардса.

Однажды в первое время работы Эдвардса в Портсмуте Реднапп взял его CD-диск со статистическими данными, но у него ничего не получилось. Потом выяснилось, что он пытался вставить диск в музыкальный проигрыватель в своей машине.

У Эдвардса был свой кабинет, но он был в таком возрасте, что легко мог смешаться с игроками.

«В клубном автобусе он мог сесть с игроками и играть в Mario Kart, он был в числе лучших по этой игре. Но он не переходил черту, не ходил на вечеринки футболистов, потому что технически был просто сотрудником клуба. Мы были хорошими друзьями, он даже был у меня на свадьбе», — говорит Гари О’Нил, в прошлом полузащитник Портсмута.

О’Нил вспоминает, что Реднапп никогда не ориентировался на статистику, но в 2009 он возглавил Тоттенхэм.

«Майкл пришёл в Портсмут молодым аналитиком. Помню, в сезоне в 2005/06, когда мы спаслись от вылета, перед матчем с Фулхэмом он включил своё видео на занятии. Он боялся, потому что думал, что я восприму это как издёвку. На самом деле, мы даже посмеялись. Это потрясающий парень, и когда меня пригласили в Тоттенхэм, то я взял его с собой», — рассказывает Реднапп.

На «Уайт Харт Лейн» Эдвардс провёл два года, а потом Дамьен Комолли из Ливерпуля пригласил его на «Энфилд». Тогда FSG внедряли подходы, основанные на использовании статистики, и Комолли поставили задачу обновить персонал клуба исходя из этих задач.

Сам Комолли тоже раньше работал в Тоттенхэме, чей владелец Дэниел Леви позже жаловался, что у него увели ещё одного ключевого человека.

В то время у «Шпор» был эксклюзивный контракт на статистические данные с Decision Technology, и Ливерпуль тоже хотел эту систему. Однако Эдвардс убедил «Красных» отказаться от неё и вместо этого пригласить Иана Грэма, тоже работавшего в Лондоне.

Эдвардс и Грэм вместе летали на конференцию аналитиков в Бостон, и за восемь часов полёта Эдвардс убедил Грэма прийти работать в Ливерпуль. Задача упрощалась тем, что Грэм с детства болел за «Красных». У Грэма была степень Кембриджского университета по теоретической физике. По возвращении в Англию Грэм сообщил руководству Тоттенхэма о своём желании уйти.

Сейчас Грэм возглавляет аналитический отдел в Ливерпуле и работает вместе с Уиллом Спирманом, который раньше трудился в Европейской организации по атомной энергии.

«Когда Джон Генри из FSG приобрёл Ливерпуль, он приходил в офис Decision Technology. Он хотел сотрудничать с этой компанией, но у них был контракт с Тоттенхэмом. Иан работал со статистическим моделированием более 10 лет, и в его лице Ливерпуль получил человека невероятного таланта и способностей», — говорит Дэниел Финкельштейн, который вместе с Грэмом вёл аналитические колонки в газетах.

В день, когда Ливерпуль оформил чемпионство, Эдвардс собрался с коллегами-аналитиками и скаутами у Джулиана Уорда, отвечающего в Ливерпуле за аренды игроков. Они праздновали своей командой. Как и многие болельщики Ливерпуля, они переключились на LFCTV и посмотрели трёхминутный ролик, подготовленный клубом к этому торжественному дню.

Если бы Эдвардса когда-нибудь уговорили дать интервью, то он, скорее всего, отдал бы должное своим коллегам главному скауту Хантеру, главе отдела рекрутмента Дэйву Феллоусу и главе футбольных проектов Дэвиду Вудфайну.

Феллоус тоже пришёл из Prozone и раньше работал с Эллардайсом. Вудфайн — давний товарищ Эдвардса, с которым они работали ещё в Портсмуте. Хантер, Феллоус и Уорд пришли из Манчестер Сити по приглашению Эдвардса, когда тот набирал новый трансферный отдел. В 2016-м Эдвардс, впечатливший владельцев как аналитик и технический директор, стал первым в истории Ливерпуля спортивным директором.

За последние пять лет чистые расходы Ливерпуля на трансферы составили 92,4 миллиона фунтов. Меньше потратили только Кристал Пэлас, Норвич, Шеффилд и Саутгемптон. Манчестер Сити потратил чистыми 505,6 миллиона, Манчестер Юнайтед — 378,9 миллиона.

«Эта цифра у Ливерпуля просто сумасшедшая. Они едва ли провалили хоть один трансфер. Думаю, так долго продолжаться не может. Нереально каждым трансфером попадать точно в цель. Никто так не может. Эдвардс превосходит все мыслимые результаты и в какой-то момент неизбежно будет регрессировать», — говорит человек, знакомый с большой аналитикой.

Сейчас забавно вспомнить, что в 2017-м один из болельщиков Ливерпуля запустил онлайн-петицию, в которой называл Эдвардса бесполезным и требовал его увольнения. Петиция тогда набрала 36 голосов.

Именно Эдвардс при продаже Коутиньо в Барселону продавил условие, по которому каталонский клуб был бы обязан выплатить Ливерпуль дополнительно 100 миллионов фунтов, если в течение двух лет после перехода бразильца захочет купить ещё кого-то из стана «Красных».

В 2018-м в Ливерпуле всерьёз опасались, что Реал — соперник по финалу Лиги чемпионов того года — может прийти за Садио Мане, Мохаммедом Салахом или Роберто Фирмино. Эдвардс переподписал всех троих, причём без фиксированных цен выкупа (клаусулы).

Когда у Эмре Джана заканчивался контракт, то немец хотел подписать новый с клаусулой. Однако Эдвардс решил, что лучше дать игроку уйти бесплатно, чем создавать в клубе прецедент. Эдвардс до сих пор так и не даёт интервью, и многие даже не знают, какой у него голос.

«Я даже не знал, где он и чем занимается. Однажды я увидел репортаж о Ливерпуле по телевизору, где в одном из кадров показали Эдвардса. Я подумал: «Так это же он. Оказывается, он в Ливерпуле!», — вспоминает один из товарищей Эдвардса по Питерборо.

«Никогда бы не подумал, что парень, сидевший в маленькой комнатке Prozone в Портсмуте, займёт такую важную роль в самом большом клубе мира», — говорит О’Нил.

Удачи в поисках фото Эдвардса с трофеем Лиги чемпионов, который Ливерпуль выиграл на «Ванда Метрополитано» год с небольшим назад. Клопп в ту ночь звал весь персонал клуба фотографироваться с кубком, но Эдвардс отказался и вместо этого фотографировал болельщиков, утешал сотрудников Тоттенхэма, с которыми когда-то работал. В конце он даже сфотографировал с трофеем человека, ответственного в Ливерпуле за экипировку.

После этого Эдвардс растворился где-то в помещениях стадиона. Тихо и незаметно, как и всё, что он любит делать.


Source link

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close
Close