футбол

Стамбульское чудо. Воспоминания очевидцев. Часть первая — ФК Ливерпуль

Автор: Евгений Дрижук. Дата публикации: .

Журналисты The Athletic Саймон Хьюз и Джеймс Пирс поговорили с людьми, с помощью которых пятнадцать лет назад Ливерпуль одержал победу над Миланом в финале Лиги чемпионов.

Летом 2004 года новый рулевой мерсисайдцев Рафаэль Бенитес прилетел домой после выездной игры с австрийским ГАКом — первой игры испанского специалиста в Ливерпуле. 2:0 — победа «Красных», дубль Джеррарда и похвала Бенитеса в адрес своих игроков. Тем не менее, происходившие в клубе события были далеки от идеальных.

В тот вечер босс «Красных» оставил на скамейке запасных Майкла Оуэна, продажа которого могла помочь испанскому специалисту изыскать средства для покупки столь необходимого ему Хаби Алонсо. Вскоре Оуэн присоединится к мадридскому Реалу. В то же время Стив Морган, заинтересованный в приобретении Ливерпуля, отправился в Мерсисайд, где безуспешно пытался добиться своей цели.

Стамбульское чудо. Воспоминания очевидцев. Часть первая - ФК Ливерпуль

В тот момент невозможно было представить, что через десять месяцев «Красные» выиграют пятый Кубков европейских чемпионов. На «Энфилде» всегда ставили перед собой высокие цели, но с пониманием и уважением относились и к локальным успехам, учитывая, что в прошлом сезоне команда Жерара Улье стала только четвёртой в Премьер-лиге.

Европейские успехи в сезоне-2004/05 полностью устраивали Ливерпуль. И хотя выход в плей-офф Лиги чемпионов был обеспечен «Красными» только в последнем туре группового этапа, на пути к финалу команда Бенитеса обыграла Байер, Ювентус и Челси, не проиграв при этом ни одного матча. Мерсисайдцы вышли в финал, соперником по которому стал шестикратный обладатель Кубка европейских чемпионов итальянский Милан.

Это история футбольного чуда, случившегося пятнадцать лет назад, рассказанная Джеймсу Пирсу и Саймону Хьюзу людьми, которые были на поле, скамейке запасных, тренерском мостике и трибунах.

Джейми Каррагер: «Несмотря на то, что мы были одним из самых успешных клубов в европейском футболе, в каждом туре того сезона чувствовалось, что с кем бы мы ни играли, они — фавориты. Казалось, что никто, кроме болельщиков Ливерпуля, в нас не верит. Люди всегда говорили, что в следующем раунде мы вылетим, но это было нам на руку. Можно сказать, что это был наш мотивирующий фактор. Рафа отчаянно пытался доказать, что сомневающиеся ошибаются. Полуфинал с Челси многое значил, но победа над Ювентусом придала мне уверенности в том, что мы можем обыграть Милан, потому что Юве был чемпионом Серии А. Честно говоря, туринцы не доставили нам больших проблем».

«Да, мы оказались под большим давлением во втором тайме матча на «Энфилде», но мне никогда не казалось, что этот раунд последний для нас, хотя у нас были проблемы с составом, а Ювентус был очень силён. Я всегда чувствовал, что мы можем противостоять итальянским командам, за исключением, пожалуй, первого тайма в Стамбуле. Темп итальянских команд был настолько медленным, что я ощущал некоторое разочарование. Я считал, что мы можем победить благодаря физическому превосходству. Матчи против итальянских команд внушали мне такую уверенность».

Дитмар Хаманн: «На пути к финалу мы обыгрывали хорошие команды. Мы заслужили своё место в Стамбуле. Это было полностью заслуженно. Несмотря на то, что мы играли с особенной командой, я чувствовал уверенность в себе в этом матче».

Стамбульское чудо. Воспоминания очевидцев. Часть первая - ФК Ливерпуль

Нил Меллор: «В начале сезона мне казалось, что мы смирились с тем, что находимся в переходном периоде. Думаю, никто не обращал на нас особого внимания».

Пако Айестаран: «Милан был очень силён на каждом участке поля, у этой команда практически не было слабых мест. Опытные игроки обороны, прорваться через которых чрезвычайно трудно. Все полузащитники умели мастерски обращаться с мячом, а Кларенс (Зеедорф) в любой момент мог создать опасную ситуацию из ничего. Кака был лучшим игроком на планете в тот момент. Креспо и Шевченко — два форварда топ-уровня. Это команда любила играть первым номером, но также была опасна на контратаках. Нам нужно было придумать, как противодействовать двум стилям одновременно. А это очень сложно».

За два дня до финала игроки Ливерпуля прилетели в Стамбул. С матча последнего тура Премьер-лиги прошло десять дней. Ливерпуль занял пятое место с 58 очками в копилке — худший результат последних шести лет.

Стивен Уорнок: «Немногие знают, что изначально я был в числе игроков, которые должны были полететь в Стамбул. Рафа всегда составлял список из восемнадцати фамилий, не больше. Я пришёл домой и попросил родителей заказать билет на самолёт. Они были на седьмом небе от счастья. Через три-четыре часа Пако Айестаран позвонил мне и сказал, что в списке допущена ошибка, что я не лечу с командой. У меня голова пошла кругом. Подобное происходило уже не в первый раз. В начале сезона мне сказали, что я не буду играть со «Шпорами». Вместо этого я должен был тренироваться в день игры. За день до этого моя подруга отмечала день рождения, поэтому после тренировки я выпил с друзьями. На следующий день, в Мелвуде, ко мне подошёл Рафа и сказал: «Сегодня ты играешь».

«Я подумал: «Нет, невозможно, я еле живой». Я сказал ему, что не думаю, что это хорошая идея, и, в конце концов, Рафа не выпустил меня в старте, я заменил по ходу игры травмированного Риисе. На моём фланге играл Леннон, который в те годы был невероятно хорош. Это было последнее, что мне было нужно с похмелья. Мы сыграли вничью 2:2. За день до вылета команды в Стамбул я был крайне зол. Мне не объяснили, почему я не попал в заявку, а Рафа взял Хосеми, который был травмирован большую часть сезона. Никто из моей семьи не ездил в Стамбул. Садясь в самолёт с другими парнями, которые тоже не попали в заявку, я всё ещё кипел от злости».

«Я — местный парень, болельщик Ливерпуля. Не так уж много игроков имеют шанс сыграть в финале Лиги чемпионов».

Джейми Каррагер: «Мы всегда отправлялись на финал Лиги чемпионов за два дня до игры. Матч был в среду, мы приехали в Стамбул в понедельник. Слишком много свободного времени, ожидание, кажется, длится целую вечность. Если бы у меня был выбор, я бы поехал на финал за день до игры. Когда я услышал, что Тоттенхэм вылетел в Мадрид за два или три дня до финала в прошлом сезоне, я задумался над тем, правильно ли они поступили. Я знаю, что это самая большая игра в твоей жизни, но всегда существует опасность психологического надрыва — ты можешь сидеть в свой комнате и переоценивать всё то, что происходит и произойдёт».

«Чтобы хоть как-то избежать этого, в Стамбуле и Афинах двумя годами позже мы всей командой ходили в боулинг».

Стивен Джеррард: «Помню, как смотрел на Паоло Мальдини на пресс-конференции перед игрой и думал, что он выглядит уверенным в себе парнем. Я не нервничал, но был полон дурных предчувствий. Мальдини уже много раз проходил через всё это, выиграв этот турнир четыре раза. А потом он пожелал мне удачи. Он знал, что Милан — фаворит предстоящей встречи».

Стамбульское чудо. Воспоминания очевидцев. Часть первая - ФК Ливерпуль

Стивен Монаган (болельщик Ливерпуля — прим.ред.): «Люди говорили нам, что нужно быть осторожным в Стамбуле, но атмосфера в городе была великолепной. Несколько лет назад мы играли здесь с Галатасараем, и я не могу сказать, что у нас были какие-то проблемы. Турецкий народ очень приветлив. Все веселились и радовались друг другу. Куда бы мы ни пошли, Стамбул был красным. Прошло почти двадцать лет с тех пор, как Ливерпуль играл в финале Кубка европейских чемпионов, но мы не видели на улицах футболок Милана».

На протяжении всей кампании-2004/05 Рафаэль Бенитес подвергался критике за частую ротацию состава своей команды. Испанский специалист говорил игрокам, что рассматривает современный футбол как командную игру. Это заставляло футболистов Ливерпуля — и их соперников — гадать, кто же выйдет на поле…

Каррагер: «Думаю, Рафа понимал, что этот финал не будет похожим на другие матчи Лиги чемпионов, и, возможно, поэтому он решил выставить более атакующий состав. Милан вряд ли ожидал, что Кьюэлл сыграет, но и мы не ожидали этого! Обычно Рафа пробовал абсолютно всё на тренировках и только за полтора часа до игры объявлял стартовый состав, но в Стамбуле он сказал Джеррарду накануне вечером, что Стив сыграет центрального полузащитника. Диди Хаманн не знал, что окажется на скамейке. Для меня это был самый большой матч в жизни, Диди же играл в финале Чемпионата мира, но я всё равно удивился его спокойствию».

«Люди говорят: «Вы должны думать о команде», но легко сказать! В конце концов, футболисты — тоже люди. Если вы ждёте своего появления на поле в финале любого турнира, то очень сложно не остаться разочарованным, когда вам говорят, что вы начнёте игру на скамейке запасных. Если это происходит в финале Лиги чемпионов, вы думаете, что мир рухнул».

Хаманн: «Я узнал, что не сыграю, когда Рафа объявил состав за один час пятнадцать минут до начала матча. В том розыгрыше Лиги чемпионов мы играли в паре со Стивом, иногда я выступал справа, иногда — под центрфорвардом, чтобы освободить пространство для Джеррарда. Трудно было принять решение главного тренера. Я был разочарован, но должен был забыть об этом и поддержать парней. Я знал, чего хочет Рафа — Гарри (Кьюэлл) играл не так уж много, но мы знали, на что он способен. Всякий раз, когда менеджер делает выбор не в вашу пользу, этому есть объяснение: он думает, что без вас у команды больше шансов на победу».

Каррагер: «Я был удивлён выбором состава. Ромб в полузащите у Милана был заточен под Кака — он был одним из тех игроков, которые, казалось, могли быстрее бегать с мячом, чем без него. Стиви и Хаби были лучшими полузащитниками в мире, но не думаю, что задача сдержать «десятку» соперника идеально соответствовала их качествам. Хаби любил играть с мячом, Стиви же был более динамичным полузащитником, который предпочитал убегать в атаку».

Айестаран: «Мы с Рафой посчитали, что очень важно не оставлять свободное пространство в центре поля. Лучший способ сделать это — оказывать давление на защитную линию соперника. Вот почему мы выбрали Кьюэлла. Он был очень быстрым игроком, который по задумке должен был оттягивать на себя Андреа Пирло и не позволять ему диктовать игру своей команды. Кьюэлл обладал всеми необходимыми качествами, которые Рафа хотел видеть в крайнем полузащитнике. Он обладал не только скоростью, но и мастерством. Рафа был менеджером по контратакам, а Кьюэлл — эффективным контратакующим игроком».

Ни один из возможных планов на игру Рафаэля Бенитеса не мог предполагать пропущенного гола на первых минутах. К перерыву на табло светились цифры: Милан — 3, Ливерпуль — 0…

Стамбульское чудо. Воспоминания очевидцев. Часть первая - ФК Ливерпуль

Айестаран: «Когда ты пропускаешь быстрый гол, это меняет всё. В нашем случае это означало, что о компактности можно забыть. Мы пытались играть в пас, чтобы набраться уверенности. Кака доставлял нам уйму проблем, а последующие два гола вышли похожими друг на друга. Каждый раз соперник включал скорость и прорывал нашу защитную линию, когда мы поднимались к центральному кругу».

Хаманн: «Мальдини нанёс хорошо отработанный удар, который обернулся для нас пропущенным мячом. Я сидел на скамейке и думал: «Ладно, лучше пропустить в начале матча, чем в конце». Но вскоре стало ясно, с чем мы имеем дело. У нас не было атакующего напора Стиви, чтобы уйти вперёд. Я всегда считал, что лучший Джеррард — это Джеррард без обязанностей отрабатывать в обороне. Честно говоря, я не думаю, что Милан был лучше нас на три головы в первом тайме. Как только мы пропустили в третий раз, я подумал: «Вот и всё, назад пути нет».

Траоре: «Пропустив так быстро, мы нарушили план на игру. Мы должны были грамотно обороняться и держать игру под контролем. Пропущенный гол подорвал нашу уверенность и наделил ею игроков Милана. Их атакующие игроки доставляли нам много проблем. Тактически они оставили нас вне игры. Креспо и Шевченко использовали свободное пространство, а Кака пользовался абсолютной свободой в центре поля. Нам было трудно, но Милан заслужил такое преимущество».

Владимир Шмицер: «Я не ожидал оказаться на скамейке запасных. Первые шесть месяцев того сезона я пропустил из-за травмы колена, мой контракт с клубом истекал. За десять дней до финала мы играли с Астон Виллой на «Энфилде», и это был мой шанс попрощаться с болельщиками. Я даже не попал в заявку на ту игру, что очень разозлило меня. Я думал, что это конец моей карьеры здесь. Но затем Рафа озвучил заявку на стамбульский финал, и я оказался в списке игроков. Меня удивило это решение менеджера. За десять дней до этого он не включил меня в заявку на ничего не значащую игру, а тут, один из самых важных матчей в истории клуба, а он выбирает меня».

«Мне очень хотелось сыграть. Я был полон решимости насладиться этой игрой. К перерыву мы уступали 3:0, но я не думаю, что мы действительно были так плохи — просто Милан был чрезвычайно хорош. Кака был великолепен».

Джеррард: «Первый тайм обернулся для нас настоящим кошмаром. Кака уничтожил нас. Люди забывают, что мы должны были получить пенальти за фол Несты, но рефери позволил продолжить матч, и вот 2:0, а затем и 3:0. Я думал, что это конец, мне хотелось, чтобы всё закончилось. Нам нужно было что-то сделать с Кака, потому что он поднимался в зону между центральными полузащитниками и центральными защитниками, которые были заняты Креспо и Шевченко. Кака был лучшим полузащитником Милана. Гаттузо тоже доставил нам проблем, но он никогда не беспокоил меня по-настоящему. Он не был тем полузащитником, который может выдать блестящий пас или забить два-три мяча в одной игре».

«Как соперник он меня не испугал. Я помню, как он ухмылялся после свистка арбитра о завершении первого тайма. Когда мы покидали поле, некоторые игроки Милана махали руками своим семьям. В тот момент мне показалось, что они думают, что игра окончена».

В раздевалке Ливерпуля стояла тишина. Как игроки должны реагировать на произошедшее в первом тайме? Что должен сказать менеджер, чтобы изменить ситуацию? То, что произошло дальше — смесь правды и мифов.

Джеррард: «Я был в ярости, но не находил слов. Казалось невозможным забить три мяча этому Милану. Рафа быстро переговорил с Пако. Третий гол мы пропустили под занавес первого тайма, что явно ухудшало нашу и без того непростую ситуацию. Возможно, при 2:0 менеджер мог бы внести незначительные изменения, способные перевернуть игру. Но в нашем случае требовались радикальные меры. У Рафы всегда есть план, всегда, на любой случай, но я не могу представить, что он предвидел такое. Ему нужно было быстро принимать решение».

Антонио Нуньес: «Я думал: «Мы можем проиграть 5:0 или 6:0″. Милан был намного лучше нас. Мне было интересно, как отреагирует тренер, что он скажет, будет ли сердиться. Но Рафа был спокоен. Он вёл себя так, будто игра была под контролем. Он знал, что нам нужно исправить и что изменить. Он излучал спокойствие и уверенность».

Стамбульское чудо. Воспоминания очевидцев. Часть первая - ФК Ливерпуль

Траоре: «Настроение в раздевалке было удручающим. Лично я чувствовал, что подвёл своих товарищей по команде, своих друзей и свою семью. Перед игрой Рафа говорил нам, что этот финал — наша возможность, что мы должны ухватиться за неё обеими руками, но мы уступали 3:0 к перерыву. Рафа не очень хорошо говорил по-английски, но очень хорошо умел доносить свою мысль. Он раздал нам указания и после тактического разбора перешёл к психологическому моменту. Он сказал: «Мы проиграли первый тайм, но должны выиграть второй». Он напомнил нам обо всём, что мы пережили вместе, сказал о том, что мы должны выйти на поле и сделать это для наших болельщиков и своих семей. Таково было его послание. Он дал нам надежду, но я не думал, что что-то получится. Тот Милан был очень опытен и полон отличных игроков».

Хаманн: «Рафа велел нам выпить воды и сесть. Затем он сказал, что мы будем играть в три центральных и что я выйду на поле. План состоял в том, чтобы мы с Хаби играли рядом, а Стиви поднялся выше».

Красное море «Ататюрка» было полностью опустошено. Странствующий «Коп» вряд ли мог поверить в происходящее. Букмекеры предлагали 350 к 1, что Ливерпуль возьмёт трофей.

Монаган: «В перерыве было очень тихо. Никто не произнёс ни слова. Все просто онемели. Проделав весь этот путь, истратив все деньги, мы оказывались у разбитого корыта. Некоторые ушли в перерыве. Мой сосед и его приятель решили, что это безнадёжно, и поймали такси, чтобы вернуться в город. Он не любит вспоминать об этом. Напоминаю ли я? Не так часто. Примерно через день. Должно быть, прошло около шести-семи минут, прежде чем люди опомнились и начали переговариваться друг с другом. «Что произошло? Безумие какое-то». Затем все поднялись на ноги и затянули You’ll Never Walk Alone».

«У нас уже был опыт больших европейских сражений. Мы же пытались сохранить хоть какую-нибудь, пускай и мнительную, но надежду. Слышали ли это игроки? Мне бы хотелось верить, что да. Мы пели от чистого сердца. Мы хотели показать нашим парням, что мы с ними».

Каррагер: «В раздевалке нельзя было услышать You’ll Never Walk Alone. Не было такого, что Рафа раздаёт нам указания, дверь внезапно открывается, и все мы слышим пение и вдохновляемся этим. Может быть, когда кто-то возвращался к полю, он слышал, как поют YNWA, но не в раздевалке».

Траоре: «Да, в раздевалке мы ничего не слышали. Но когда мы вышли на поле, болельщики бурно приветствовали нас. Вот почему я так люблю этот клуб. В какой бы ситуации вы ни находились, болельщики всегда будут рядом. В тот вечер они нас не подвели. Они буквально заставили нас отдать всё, что только можно».

Продолжение следует…


Source link

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close
Close